За "эхом войны"



"Телеграф" побывал в лесу вместе с поисковым отрядом.

Блиндаж разворотило прямым попаданием снаряда. От находившихся в нем пяти офицеров советской армии остались только медали "За отвагу", "За боевые заслуги", гвардейские значки, офицерская пряжка от ремня, зажигалка и медальон с размытым изображением любимой девушки. Все это добро вместилось в маленький целлофановый пакетик.

Благодаря этому пакетику руководитель поискового отряда Талис Эшмитс получит ответы на многие вопросы. Кто эти офицеры, их звания, номер части и, возможно, обстоятельства, приведшие к гибели.

Многие люди задаются вопросом: зачем им все это нужно? С Талисом все вроде ясно. Ему "за солдат обидно, ведь ими никто не занимается". Так по крайней мере он ответил на мой вопрос: "Почему вы, латыш, ищете останки русских воинов?" на церемонии захоронения 38 советских бойцов в Ропажи. Но зачем это делает бизнесмен Виктор Лелис, тратя личные средства на поиски, или специалист по маркетингу в крупной компании Виктор Дукс, режиссер-кинодокументалист Аскольд Саулитис, строитель Эдгар Курсишс? Чтобы выяснить это, я отправился с ними в лес.

Звенящая земля.

Кто сказал, что в Латвии нет полезных ископаемых? Это неправда. У нас много железа, земля латвийская так им нашпигована, что добывать металл можно промышленным способом. Особенно в лесах под Салдусом, где cоветская армия окружила немецкую группировку, и сражения в этой местности получили впоследствии известное название - Курляндский котел. С миноискателем мы истоптали по лесу километров 15, и земля меж деревьями "звенела" практически непрерывно. Грибов нет совсем, зато где ни копни, везде наткнешься на мину, снаряд или в лучшем случае патрон.

Виктор Лелис прочесывает пространство миноискателем и под его тихое попискивание забавляет меня веселыми историями:

- К одному из наших прицепилась в лесу бешеная лисица. И ни на шаг не отходит. Все норовит укусить. Всю дорогу из леса отгонял ее миноискателем "клюшка". Такой старый советский, очень на клюшку похож. Еле от нее отбился.

Талис Эшмитс в лесу и вне его - это два совершенно разных человека. За пределами чащи он весел, шутлив, саркастичен. А тут молчит, прислушивается только к своим внутренним ощущениям, даже миноискатель ему не указ.

Находим по всем параметрам старый блиндаж, миноискатель надрывается пронзительным писком на обширной территории. Виктор Дукс с Аскольдом начинают азартно раскапывать вязкую жижу, Талис нервно, как волк в клетке, ходит из стороны в сторону и ворчит: "Ну что вы тут ковыряетесь, нету здесь ничего".

Виктор с Аскольдом обнаруживают ряд досок, под которыми лежит планка с патронами. И продолжают копать дальше. В конечном итоге, кроме планки с патронами для карабина, ржавой лопаты и железок непонятного назначения, в блиндаже ничего не оказывается. Талис оказался прав.

Блуждания в лесу.

Поисковики рассыпаются по лесу. Главное, не отбиться от группы. Вывожу для себя первую лесную аксиому: "Держись поближе к парню, у которого GPS "Магеллан"(спутниковая система ориентирования)". Но все равно иногда трудно сообразить, кто в большем авторитете - Талис или "Магеллан". Потому что сначала мы идем за командиром, если не помогает, смотрим на экран аппарата. Но в отличие от "Магеллана" у Талиса не садятся батарейки. Хотя ребята называют его "наш ходячий GPS", он в лесу ориентируется превосходно, у него чутье.

Натыкаемся на следы деятельности "черных" старателей. Кругом полно костей. При ближайшем рассмотрении - лошадиных. Обычно там, где прошел "черный" копатель, поисковикам делать нечего. Оставшиеся черепа и кости солдат идентификации не поддаются, ибо нет рядом номерных наград и медальонов с именами. По мере сил "белые" поисковики путем уговоров и убеждения перетаскивают "черных" старателей на свою сторону, но иногда те делают это по собственной воле. Особенно когда встречаются в лесу с духами погибших солдат. Тогда "черный" старатель начинает думать: надо кончать или с водкой, или с мародерством, а лучше с тем и другим вместе. Но жажда денег порой неистребима.

Торговля амуницией - Сейчас в лесу немецкую каску не сыщешь. Хотя раньше они валялись на каждом шагу. Мы часто встречаем раскуроченные останки солдат - результат работы "черных" копателей, - говорит Виктор Лелис.

Оказывается, целая индустрия за рубежом работает с "эхом войны". Весьма увлечены военной историей в последнее время американцы: метут все подряд, что хоть как-то связано с войной. Косвенно они виноваты в том, что поисковики не могут идентифицировать останки ни русских, ни немецких солдат - В Риге сидят два американца, которые скупают у "черных" копателей амуницию, - продолжает Виктор Лелис. - Но наши тоже это дело поставили на поток. Не дураки. Немецкие боевые награды и знаки отличия начали штамповать сами. Заливают их кислотой, закапывают на пару месяцев в землю и... оригинал от подделки не отличить. Из того, что я сам покупал для личной коллекции, некоторые экземпляры вызывают у меня подозрение.

Особенно ценится военная атрибутика, привязанная к конкретному месту боев. Чем точнее исторические сведения, связанные с предметом, тем он ценнее. Для примера, немецкая каска в хорошем состоянии стоит около 100 долларов.

Кладоискатели - С кладоискателями знакомы? - интересуюсь у Виктора - Лично я нет, но Талис знает таких. Хотя чего далеко ходить. Вот видишь поле? Здесь, по легенде, зарыта полковая касса гренадерского полка, который под напором немцев отступал во время Первой мировой войны. Чтобы деньги не достались врагу, их закопали на этом поле. Если хочешь, бери миноискатель и вперед. Ищи, - улыбаясь говорит Виктор - Это шутка? Почему сами тогда не ищете?

- Нет! - без тени иронии утверждает Виктор. - А не ищем потому, что нет у нас меркантильного интереса.

Героический "ариец".

Порой поисковики, как криминалисты, по найденным останкам солдат восстанавливают полную картину их гибели - Однажды в окопе мы обнаружили одного немца-пулеметчика. Мне трудно понять, как такой тип мог соответствовать жестким требованиям принадлежности к арийской расе, царившим в Германии. Это был неандерталец. Его огромный череп практически не имел лба, переходил в затылок сразу за надбровными дугами. Но погиб этот немец, конечно, геройски. Скорее всего, его оставили прикрывать отход подразделения. Окоп, в котором мы его нашли, был наполовину заполнен пулеметными гильзами. Похоже, он "молотил" до тех пор, пока его не закололи штыком, - рассказывает об одной из недавних находок Виктор Лелис.

Так сложилось, что большую часть времени отряд занимается поиском советских солдат. Хотя, как говорят ребята, для них между солдатами нет существенной разницы. Если находят немцев, то стараются их передать организации Deutsche Dienststelle, представительство которой есть в Латвии. Об останках советских солдат сообщают в посольство РФ.

Отыскали недавно двух голландцев. Обратились в посольство Нидерландов. Так, мол, и так, нашли ваших людей. А те в ответ: "Это коллаборационисты, можете оставить их себе".

Мы постараемся передать их немцам. Дело в том, что найденные голландцы состояли в одном из добровольческих подразделений СС типа "Викинг".

Коллекция оружия.

Найденное оружие, каски, знаки отличия поисковики забирают с собой, но эти находки никогда не реализуются, они остаются частью их коллекции. Правда, в коллекцию не попадают те элементы амуниции, которые были найдены на солдатах или рядом с ними, такие вещи просто хоронятся.

А что же закон?

- Да, у нас есть коллекция оружия, но все оно недействующее, стволы запаяны, боеприпасы обезврежены. Все, что мы находим, подвергается тщательной экспертной оценке - мы организация общественная, у нас все должно быть по закону. Кстати, наша коллекция - это не просто беспорядочный набор оружия и аксессуаров, со временем мы хотим создать собственный музей.

В принципе, всем заинтересованным организациям известно, что у нас все в идеальном порядке, но нас все равно вызывают на контроль. Как это было после убийства судьи Лаукрозе. Бюро по борьбе с организованной преступностью и коррупцией тогда отрабатывало все версии, и нас также пригласили на "дружественную" беседу. Но мы ничего не имеем против. Пожалуйста, проверяйте сколько хотите, - расставил все точки над i Виктор Лелис.

Даугавпилсское "чудо".

В 1995 году в черте города Даугавпилса рабочие прокладывали канализацию и наткнулись на гробы. В них оказались останки офицеров советской армии, которым полагалось покоиться на Братском мемориале в центре города. Для оценки ситуации пригласили Талиса Эшмитса с поисковым отрядом. Им удалось выяснить у очевидцев, что в 80-е годы, когда строился мемориал, на место захоронения пригнали курсантов, которые всю ночь что-то копали, а к утру сравняли это место с землей, так и не перезахоронив останки офицеров на возведенном мемориале, то есть могилы с именами были, а в них никого не было. Все эти годы родственники скорбели над пустыми могилами. Тогда поисковый отряд ситуацию исправил.

Лес - дело темное.

Сделал для себя открытие. Оказывается, когда в лесу происходит встреча двух незнакомых групп людей, будь то поисковики, браконьеры, охотники, грибники или лесники, все молча обходят друг друга стороной. Поистине лес - дело темное, там действуют совершенно другие психологические законы. Все выяснения отношений типа "а ты кто такой?" происходят исключительно на дорогах. Особенно поисковики конфликтуют с охотниками. Последние не решаются браконьерствовать, когда знают, что кто-то еще есть в лесу. Вот и общаются друг с другом на повышенных тонах. Пока обходилось без крупных конфликтов.

Дело идет к вечеру. У GPS садятся батарейки. Обычно в таких случаях все идут за командиром, у него же чутье. Однако через 20 минут утомительной ходьбы подозреваем, что идем не туда. Встретив местного жителя по имени Янис, выясняем, что удаляемся от нашей машины, но зато он дает хорошую наводку. Шесть человек в камуфляже с лопатами поначалу его настораживают, но, пообщавшись, находим общих знакомых, и беседа льется веселей. Янис просит ребят найти ему действующий карабин, потому что мимо его дома ходит "толпа дикого мяса" (олени, кабаны, косули), а ему нечем его валить. Втолковываем Янису, что мы не совсем по этой части. И тогда он вспоминает, где раньше располагался разбитый немецкий госпиталь. По ходу беседы Янис ломает голову, пытаясь понять и раскусить этих странных людей в камуфляже. Хитро щурясь, он решает, зачем этим людям мертвые солдаты и где тут навар? Он высказывает предположение, что им за найденных немцев хорошо платят. Талис смеется. Это всеобщее заблуждение. Эдгар объясняет Янису ситуацию на понятном для него языке:

- За русских хоть нам ЛУКойл 1,5 тонны солярки дает, а за немцев никто ничем не помогает.

На часах почти 6 вечера - Ребята, скоро финал, - забеспокоился Виктор Дукс по поводу надвигающегося финального матча между Бразилией и Германией.

Все ясно, скоро домой. Дела живых - они важней, но ведь так и должно быть ***.

Есть у поисковиков такая шуточная пословица "Чем больше копаем, тем меньше понимаем". Вот и мне так и не удалось понять, зачем они это делают, что за сила их гонит в лес, совсем не по дрова. Но с удивлением замечаю, что лес манит уже и меня. И с нетерпением жду следующей экспедиции.

Автор: Даниил СМИРНОВ, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha